Рациональное (Rationnel)

То, что соответствует теоретическому разуму, по другому говоря, то, что разум способен осмыслить, вычислить (на латыни слово ratio сначала значит счет), узнать и разъяснить, само мало, в теории. Безумие более правильно, чем психическое здоровье (по другому была бы невозможна психиатрия). Но безумие не настолько уместно (по другому психиатрия была Рациональное (Rationnel) бы никчемной).

Рвение (Zéle)

Ревностное усердие, рвение принести пользу другому человеку, сопровождающееся чувством боязни, что, вроде бы ни старался, все равно делаешь для него очень не достаточно. Рвение значит желание сделать больше, чем можешь, гласит Ален, и, добавим, иногда больше, чем необходимо. Границу меж рвением и чрезмерным рвением провести нелегко Рациональное (Rationnel), так она размыта. Разве недостаточно делать все, на что способен? И позже, какими мотивами управляется человек, демонстрирующий рвение? Щедростью? Преданностью? Проф долгом? Как досадно бы это не звучало, в большинстве случаев за рвением стоит или ужас заслужить неодобрение, или желание приглянуться, что принуждает относиться к очень старательным людям с некой Рациональное (Rationnel) подозрительностью. Начальство изредка попадается на эту удочку, а коллеги и того пореже.

Реализм (Réalisme)

В всераспространенном смысле слова видение вещей такими, какие они есть, и способность к ним адаптироваться. Обратным реализму в этом смысле является никак не идеализм, а тупость, утопизм либо витание в облаках Рациональное (Rationnel). В эстетическом смысле реализм это хоть какое художественное течение, в существенно большей степени подчиняющее искусство наблюдению за реальностью и подражанию реальности, чем воображению либо морали. Исторически можно связать с реализмом определенную эру, а именно вторую половину XIX века, когда реализм выступил противником романтизма, как на пороге ХХ века противником реализма Рациональное (Rationnel) выступил уже символизм. Но это слово может употребляться и в более широком смысле: искусство Мольера и Филиппа де Шампеня более близко к реальности, чем искусство Корнеля либо Пуссена, искусство Рембрандта, Караваджо и Сурбарана – чем искусство Боттичелли либо Буше. Из приведенных примеров понятно, что в широком истолковании слово «реализм» не несет внутри Рациональное (Rationnel) себя ничего уничижительного. Но в неких случаях оно все таки может носить ограничительный нрав. Тот факт, что Курбе либо Флобер были реалистами в искусстве, нисколечко не преуменьшает их гения. Но то, что термин «реализм» плохо приложим к таким художникам, как Шарден, Стендаль, Рембрандт либо Пруст (их творчество Рациональное (Rationnel) отталкивается от реализма, но намного превосходит его), на мой взор, свидетельствует о широте их таланта. Может быть, дело в том, что всякий «изм» стремится замкнуть явление в какие-то рамки, а действительность богаче реализма. В этом узеньком смысле реализм, может быть, грешит лишней будничностью – не то чтоб он очень увлекался Рациональное (Rationnel) наблюдательностью, быстрее ему не хватает поэзии.

В конце концов, в фактически философском смысле реализм это учение, утверждающее, что действительность существует независимо от людского разума и доступна, во всяком случае отчасти, занию. К примеру, нравственным реализмом именуют теорию, утверждающую, что мораль беспристрастна, а нравственные поступки реальны и не сводимы к какой Рациональное (Rationnel) бы то ни было религиозной иллюзии (см. Рювен Ожиен, «Нравственный реализм», 1999). Но в большинстве случаев термином «реализм» принято обозначать более общее либо более метафизическое понятие. В данном случае реализм утверждает не существование той либо другой действительности (к примеру, нравственной), но действительности вообщем. Невзирая на единство значения Рациональное (Rationnel) термина в обозначенном техническом смысле, он может обозначать два разных направления мысли – зависимо от природы рассматриваемой действительности. Есть реализм Мыслях, универсалий либо сверхчувственного (Платон, св. Ансельм либо Фреге) и есть реализм чувственного либо вещественного мира (Эпикур, Декарт, Поппер). 1-ый противоборствует номинализму либо концептуализму; 2-ой – особенной форме идеализма либо имматериализма Рациональное (Rationnel). Стоит отметить, что эти два течения часто вступают в спор меж собой (Эпикур против Платона), но это происходит далековато не всегда; так Рассел, а в течение некого времени и Поппер поддерживали и того и другого.

Реальное (Réel)

Совокупа вещей (res) и событий, узнаваемых и неведомых, длительных и эфемерных, но имеющихся в Рациональное (Rationnel) реальном времени; совокупа всего, что продолжает быть и происходит. Тем реальное отличается от настоящего – последнее не происходит и не продолжается, а просто есть. На этот момент, к примеру, я сижу перед компом, на столе у меня стоит ваза с цветами, на улице проезжают машины, Земля крутится вокруг Рациональное (Rationnel) Солнца, кое-где появляются и погибают звезды и т.д..

Все это – реальное. Когда букет увянет, я умру, Земля и Солнце пропадут, заместо сегодняшних звезд возникнут другие либо вообщем ничего не возникнет – тогда все это закончит быть реальным. Но остается настоящим, что все это происходило, как и до того, когда Рациональное (Rationnel) это все вышло, и было настоящим, что это будет. Настоящее вечно, реальное преходяще. И то и это совпадают исключительно в реальном времени, как следует, они совпадают всегда – относительно данной действительности (но, естественно, не относительно всякой правды). Эта точка соприкосновения реального и настоящего и есть то, что мы Рациональное (Rationnel) зовем реальным. Из этого, очевидно, не следует, что то и другое повсевременно находятся в одной плоскости. Что-либо происходит совсем не поэтому, что оно было и есть исконно настоящим; конкретно поэтому, что что-то происходит, оно и становится настоящим навечно. Правда не имеет своей мощи, силы и действительности; правда – менее чем Рациональное (Rationnel) тень действительности в мышлении, точнее, не тень, а свет, озаряющий для нас и прошедшее, и будущее. Материалисты не полностью признают за правдой собственное бытие; рационалисты не полностью отказывают ей в реальном существовании (так как правда, даже существующая независимо от действительности, имеет собственные законы – законы логики). Отсюда та трудность, которая подстерегает Рациональное (Rationnel) материалистически мыслящего рационалиста, указывая на его ограниченность. С Богом все было бы еще проще. С миром мыслях тоже. Еще проще – софистика и откровенная тупость. Но кто произнес, что самый обычной путь – самый наилучший? Да, материализм имеет свои трудности и ограничения, но это еще не повод, чтоб от Рациональное (Rationnel) него отрешиться. Если реальное не сводимо к мышлению, каким образом идея способна окутать его полностью и без препядствий? Последнее слово всегда остается за реальным, неувязка в том, что это не просто одно какое-то слово; это то, что ни одному дискурсу не позволяет правильно выразить его. Само словечко Рациональное (Rationnel) «реальное» – такое комфортное, такое скромное – менее чем этикетка, которую мы наклеиваем на бесконечность молчания, наклеиваем поэтому, что лицезреем в этом пользу. И все наши слова, все наши мечты, все ошибки сущность составные части реального. Это самое обширное, самое полное, самое конкретное огромное количество; обилие всего, что дано и может случиться, объект вероятного Рациональное (Rationnel) и неосуществимого опыта. Спиноза называл его природой либо Богом, который все есть сущее. Сама дефиниция слова исключает, что есть хоть что-то, что в него не заходит.

Ревность (Jalousie)

Время от времени служит синонимом зависти, но почаще употребляется в значении одной из форм либо разновидностей последней. Завистник Рациональное (Rationnel) стремится к обладанию тем, чем он не располагает и что есть у другого; ревнивец желает один обладать тем, что, по его воззрению, принадлежит ему. 1-ый мучается от отсутствия чего-либо; 2-ой – от нежелания разделять это с другими. Слово «ревность» в большинстве случаев употребляется применительно к любовным либо сексапильным отношениям. Это Рациональное (Rationnel) разъясняется тем, что подлинное обладание в этой сфере нереально – оно всегда будет носить призрачный нрав. Ревность в итоге обретает только еще больше беспощадные формы. Случается, что зависть проходит – или поэтому, что человек наконец получает хотимое, или поэтому, что тот, кому он завидует, в свою очередь, лишается предмета Рациональное (Rationnel) зависти. Но ревность пройти не может. Пока сохраняется любовь, сохраняется и ревность, повсевременно подпитывающая самое себя подозрениями и нескончаемым истолкованием тех либо других символов. Зависть есть воображаемое отношение к действительности («Ах, как я был бы счастлив, если б…»). Ревность – быстрее реальное отношение к воображаемому («Какое горе, что я…»). У зависти Рациональное (Rationnel) больше общего с надеждой, у ревности – со ужасом. Вот почему они неразлучны, хотя путать их меж собой не стоит.

Революция (Révolution)

Победоносный коллективный мятеж; восстание, увенчавшееся хотя бы временным фуррором и свержением публичных либо муниципальных структур. Архетипами революций числятся Французская революция 1789 года и социалистическая революция в Рф 1917 года. Оснований для Рациональное (Rationnel) той и другой было довольно, ужасов в процессе той и другой было тоже довольно. Но есть и очень существенное отличие. Результаты первой так и не были, по сути, пересмотрены (Наполеон в таковой же мере содействовал их закреплению, как и их отмене), тогда как 2-ая в конце Рациональное (Rationnel) концов закончилась установлением недоразвитого капитализма в еще более одичавшей и мафиозной форме по сопоставлению с нашим. Разумеется, дело в том, что поменять государственное устройство все-же проще, чем публичное (феодализм в главном успел благополучно скончаться еще до 1789 года), а написать новые законы легче, чем сделать новейшую людскую общность. Бюрократы в Рациональное (Rationnel) итоге всегда подчиняются власти, а вот экономика и люди – нет.

Регулятор (Régulateur)

То, что задает какое-либо правило, направление, дает путеводную нить, хотя нельзя сказать, что все-таки это такое. У Канта, а именно, регулятивное начало противоборствует конститутивному. К примеру, мысль о том, что природа имеет конечную цель, есть менее Рациональное (Rationnel) чем принцип, регулирующий способность разума к суждению: поиск этой цели полезен, но подтверждение ее нереально («Критика возможности суждения», § 67 и § 75). Чем еще разъяснить существование глаза, если не тем, что он нужен для зрения? Но как обосновать, что это конкретно так, а не по другому? Это нереально. Означает, мы должны Рациональное (Rationnel), как гласил один из моих педагогов, поступать так, как если б это было так, понимая, что никогда не сможем этого обосновать. Регулирующий принцип задает направление, в каком нам следует двигаться, но не способен найти, с чем мы имеем дело (так как не является конститутивным). Он помогает мыслить, но не Рациональное (Rationnel) достаточен для зания.

Религия (Religion)

Совокупа верований и обрядов, имеющих объектом Бога либо многих богов. Это и присваивает религии связность (по одной из вероятных, хотя и непонятных гипотез, этимология слова всходит к латинскому глаголу religare – связывать; религия, таким макаром, связывает верующих меж собой и связывает их с Богом Рациональное (Rationnel)) и смысл (может быть, существует что-то и не считая этого мира, и это что-то может быть его целью либо его значением). Кому не хотелось бы об этом помечтать? Но ничто не обосновывает, что за этим стоит нечто большее, чем просто мечта.

«Верить в Бога, – пишет Витгенштейн, – означает созидать Рациональное (Rationnel), что жизнь имеет смысл». Скажем лучше – веровать, что жизнь имеет смысл, и принимать этот смысл серьезно. Тем религия противоборствует юмору и занию; ведь религия это как будто бы в конце концов обретенный (пусть и черный), пожинаемый (2-ая догадка, настолько же вероятная и непонятная, как 1-ая, строит этимологию Рациональное (Rationnel) слова к глаголу religere – пожинать), вновь и вновь прочитываемый (3-я догадка: relegere – перечитывать) смысл смыслов, воспринимаемый как абсолютная действительность и в то же время служащий объектом поклонения. Но так как смысл этот повсевременно отсутствует, религия подменяет его надеждой и верой. То, чего нам так не хватает (смысл), само не Рациональное (Rationnel) чувствует нехватки ни в чем, и в один красивый денек будет нам дано. Нужно только молиться, веровать и быть послушливыми. Всякая религия логически подводит к догматической морали либо вытекает из нее: добро она строит в правду, долг в закон, добродетель в послушание. Боссюэ смог сконструировать главное в религии в единственной фразе: «Все Рациональное (Rationnel) добро – от Бога, все зло – от нас». Религия есть метод устыдить разум. Mea culpa, mea maxima culpa … (Моя вина, моя большая вина (лат.). – Исходные слова церковной покаянной молитвы. – Прим. ред. ). Но иногда конкретно это ее и выручает. Лучше стыд, чем бесстыдство (Спиноза. «Этика», часть IV, аксиома 58, схолия Рациональное (Rationnel)). Лучше преданная добродетель, чем никакой. Лучше обожать Бога, чем же не обожать ничего либо только себя. Вобщем, эта любовь, как и всякая другая, дарует удовлетворенность и служит источником радости («Все, что приносит удовлетворенность, – хорошо»; Спиноза. «Этика», часть IV, Прибавление, 30), а означает, и источником любви. Конкретно в этом заключается мощная сторона святости Рациональное (Rationnel) и настоящая сторона религии. Я знал в собственной жизни нескольких по-настоящему верующих людей, моральное приемущество которых, во всяком случае нужно мной, было настолько естественным и настолько очевидно проистекало из их веры, что я бы поостерегся осуждать религию. Религия заслуживает ненависти исключительно в том случае, если Рациональное (Rationnel) ведет к ненависти и насилию. Но тогда она перестает быть религией и преобразуется в фанатизм.


raboti-na-kotorih-zapreshaetsya-primenenie-truda-nesovershennoletnih.html
raboti-nad-vipusknoj-kvalifikacionnoj-rabotoj.html
raboti-o-politicheskoj-ekonomii-karla-marksa.html